tikser: (Default)
Залютовала зима. Заснула земля, закованная заморозками. Злобный Зубов значительно задерживал законную зарплату.
- Зажал зелень - заменяй золотом! - заявил Зайцев.
- Забыл записаться заранее? - злорадно заговорил Зубов. Зайцев закивал,- Зря, земляк. Зелень завяла, золото закончилось. Задействуешь закрома, занесешь заведующему зельца за здравие - заплатим за зиму. Зайцев засомневался, затеребил застёжку зипуна:
- Закончилось? - зачем-то заглянул за зеркало, залез за занавеску... Затем зло засверкал зенками:
- Заколебал, зараза, заведомо заврался! Зарежу!!!
Зубов задрожал, зажал загашник:
- Зачем?! Зело злонамеренный замысел!
- Зато задаром!!!
- Завтра... Завтра зарплату завезут, засядем, завизируем, задавим зеленого змия, запеканкой закусим, зубровкой заполируем... Закажем знойную Зосимову, затеем злачные забавы...
- Зосимову? - Зайцев задумался,- Здорово... За золото?
- За закусь! - загоготал Зубов,- Заважничает, захочет золота - запросто задушим.
Зайцев засомневался:
- Задумайся, загребут за загубленную, закономерно засадят!
Зубов закинулся зиртеком, запил "Зуко", зажмурился:
- Заладил, зануда! Забей, зарезервировано.
Зайцев заплакал:
- Запретное запланировал, закаемся!
Зубов заорал:
- Значит, Зосимову замочить западло? Забыл, зачем зашел? Зубова зарезать зашел! Зарплаты захотел? Зажрись, змееныш!
Зубов затейливо запустил зазубренную звездочку. Зайцев защитился зонтиком. Зубов замахнулся закаленной заточкой. Зайцев зацепом завалил Зубова, застыл, заметив знамение, засмотрелся - знакомый зал заполнили загадочные, запредельные зрелища. Затем завертелся, затормозил, закатил зрачки, затрясся, затопал, запел заунывно:
- Зан-н, зан-н-н... - (Зубов заметно заволновался, заёрзал, запуганно заозирался, заполз за загородку, забаррикадировался, закрыл залысину замусоленной занавеской, застучал зубами) - Зна-а-ю, зарождается злак, зреет зерно, загорается зажигательное зарево... Запирайся, злыдень, задвигай засовы... Заждались замученные... Заборы завалят, зайдут - замочат злопыхателя, заступом задницу заткнут, золото заберут! Здоровьем заплатишь!!...
Затравленный Зубов задёргался, задышал, захлебнулся заваркой, завалился, задев затылком замок, застыл загнутой запятой...
Завод заканчивался. Зайцев затухал, загибая заумные завороты:
- ... Заколыхалось заветное знамя!!... Заратустра завещал завершить!... Зачеркнуть знак зверя!... Занзибар заполыхал... ЗИЛ... завелся...
tikser: (Default)
- Ой-вей, Алик, чьто это у тебя за фрейдистский символ?
- Ша, это мой подарок им на свадьбу - свечка для торта!
- Опять расход, за чьто мине такое шчастя! Да для этой пары шлемазлов можно было купить потоньше и подешевле, и половину сразу забрать и продать!
- Зато я таки подару им щикарный свадебный фейерверк!
- Сыночка, не делай маме нерв! За какой фейерверк ты несешь, ты будешь заниматься этих глупостей только через мой труп!
- Ви хочете трупов - их там будет!
- Алик, или ты не знаешь, чьто если к другому уходит невеста...
- ... то однознатшно кому-то назло! Знаю, и чьто?
- Да дай маме сказать двух умных слов! Ну подумаешь, сбежала с каким-то поцем!
- Мама, ви таки не понимаете! Это был мой математик!!
- Ну гиде здесь проблема? Сыночка, мама, конечно, не знает за математику, но мама зато знает об как сделать маленький гешефт - остав его без прэмии! И, на минуточку, за это тебя не заставят жрать баланду в казенном доме!
- О! Таки это мисль! Всей прэмии! За сто... нет, за двести лет работы!!

... Прошел век. Премия выплачивается регулярно. Но математикам из нее по-прежнему не перепадает ни копейки...
tikser: (Default)
На день рождения коллеги подарили Лялякиной компактный видеопроигрыватель, и она впервые посмотрела "Кин-дза-дзу".
Задумалась на минутку, чиркая ручкой по подвернувшейся бумажке, а потом спросила:
- Рыжий, а как ты думаешь, они есть?
Под его шкурой пронеслось стадо мурашек: он узнал этот тон, но попытался прикинуться дурачком:
- Кто?
- Инопланетяне.
- Нее-е-еее...- но не успел.
Только клочок бумажки остался на столе перед ее стулом.
А на нем, четкими буквами из одних прямых линий, надпись: "Но проверить-то надо!"
tikser: (Default)
Он узнал, что где-то Есть Всё. Он отдал целое состояние на подкуп информированных лиц, валялся у них в ногах и придумывал невероятные комбинации, чтобы завладеть еще хоть крупицей знаний о предмете вожделения. Дело двигалось медленно, и он не раз был близок к отчаянию, но потом непоколебимая уверенность в том, что он - единственный, кто достоин Иметь Всё, брала своё, и вновь заставляла его идти к цели - напролом, не считаясь ни с какими потерями. От него отвернулись и те друзья, которых он продал в обмен на еще один шаг к обладанию Всем, и те, кого он не успел еще продать, и даже близкие родственники, поняв, что могут стать очередной ступенькой под его безжалостной ногой.
И вот она - Цель!
Перед ним словно из воздуха соткалась большая продолговатая кнопка с закругленными углами, на которой крупными светящимися буквами было написано "Есть Всё".
Дрожа от жадности и нетерпения, он с размаху, всей пятерней вдавил её до упора. Кнопка пропала, а перед ним в воздухе, окруженная затейливой рамочкой, появилась надпись:

Есть всё )
tikser: (Default)
- ...В общем, к исходу второй луны у меня здесь должно стоять тридцать туменов с оружием, припасами и запасными конями. Как вы это сделаете - меня не волнует. Исполняйте!

Только что назначенные тумен-аги, пятясь, покинули шатер.
Строго говоря, туменом никто из пятерых не командовал - самым многочисленным отрядом будущего воинства была банда Манлара. Правда, он и сам точно не знал ее численности, ибо грамоте не разумел. У него, как он полагал, были другие достоинства.

- Темучин - великий хан? Хе-хе-кхе-кхе!- старый Доржон закашлялся,- тридцать туменов? Да где ж он столько наберет? От ханского стойбища досюда три дня пути. Отсюда два дня до ближайшего аймака Эдергея. Он стар, а сыновей у него всего-то шестеро. А дальше еще два дня до стойбища Садаржасана, сам он знатный батыр, но из-за этого его жена успела родить ему только четверых, и сыновьям нет еще и двенадцати весен. За две луны ты не созовешь и сотню батыров! Чтобы собрать тридцать туменов, надо сто лет ходить от аймака к аймаку, Темучин еще мальчишка, но даже он столько не проживет. А посылать таких бестолочей, как вы - это загубить все дело.

Манлар понимал, что Доржон говорит правду, и был даже согласен со старым мудрецом. Но если не выполнить приказ великого хана, то не будет ни обещанной десятой доли добычи, ни почестей, ни новых наложниц, ни даже привычной головы. А это уже очень грустно. И тут Манлара осенило: раз Доржон такой мудрый, что Темучин послал к нему за советом своего тумен-агу, то у него хватит ума и на второй совет - самому Манлару.
Он поклонился старику со всем возможным почтением и учтиво спросил:
- О мудрый Доржон, смею ли я тогда просить у тебя помощи в моем деле?
- Ума взаймы хочешь?- понимающе усмехнулся тот,- и приказ дурной не выполнить, и голову сохранить?

Манлар еще ниже склонился перед проницательным старцем.
- Кхе-кхе, ладно, помогу тебе. Скажи хану, что столько воинов нет ни в одной окрестной земле, а тех, кто есть, тоже надо созвать. Если не ждать, пока к вам сбегутся тридцать туменов, то и враги не успеют собрать силы. Понял?

Манлар, почтительно сидевший на четвереньках, склонился еще ниже.
- О мудрый Доржон! Я недостоин даже нюхать воздух, испорченный тобой после сытного обеда! Я не понимаю!
- Осел, кхе-кхе. Ладно, слушай. Надо кинуть по окрестным землям клич, что хан созывает лучших батыров в свое войско, идущее за богатой добычей. Войско будет величайшее из когда-либо существовавших - ну-ка, подскажи...
- Тридцать туменов! - радостно выпалил Манлар.
- Правильно! И пока они стекаются к месту сбора - а они стекутся, какой же кочевник не хочет легкой добычи?- небольшой хорошо вооруженный отряд, например, под твоим командованием, беспрепятственно проходит через их земли к тем, где есть что брать. Если удалось победить - ты герой и богач, если нет - возвращаешься за новым, более крупным отрядом и тогда уже побеждаешь. Заодно тебя не заставляют бегать по аймакам за трусливыми батырами. Ну как, нравится?

Свиные глазки Манлара масляно заблестели, он энергично закивал:
- Да, о мудрый Доржон!
Старик потянулся за пиалой, стоявшей в головах.
- Ты слушай. Есть одна возможность...

Манлар решил, что слышал достаточно. Длинный узкий нож воткнулся аксакалу в грудь.
- Баран!- вскричал Доржон, роняя пиалу,- в сердце надо бить! Ладно ты сам, но почему еще и я должен страдать из-за твоей глупости?

Старик натужно закашлялся, орошая кровью видавшую виды кошму.
Манлар вспыхнул от стыда и порывисто вышел из юрты. Его помощник Субудай кинулся навстречу.
- Прибери там,- брезгливо велел Манлар.

Субудай кивнул и вошел в шатер.
Доржон открыл глаза. Он тяжело дышал, на груди расплывалось темное пятно.
- Возможность...- прохрипел он.
- Что?- почтительно спросил юный Субудай.
- Твой бек только что упустил возможность стать великим ханом. Кхра-Кхра... Сейчас она ничья. Хочешь ли ты ее использовать?

Юноша кивнул.
- Тогда слушай и запоминай. И да, когда я закончу говорить, постарайся попасть ножом прямо в сердце...
tikser: (Default)
- Опять?
- Да, любимая.
- Как обычно - во Время?
- Да.
- Надолго?
- Как обычно - на миг.
- Миг без тебя слишком долог...
- Любимая, у нас впереди Вечность. Стоит ли наполнять ее сожалениями о потерянном миге? А потом я, как всегда, вернусь с подарками.
- Ты прав, но миг с тобой для меня дороже всех сокровищ мира.
- Я знаю, любимая.
- Папа, а мне ты принесешь подарки? - ребенок давно уже от нетерпения юлой вертелся поблизости.
- Конечно,- улыбнулся отец
- А что ты будешь там делать?
- Просто жить. И как проживу, такие и подарки принесу. Если жить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы - так там говорят - то получишь настоящие сокровища. Придет твой миг, и ты сам все поймешь. Мне пора.
Прошел миг.
- Что это?
- То, что я обещал. Вот это - дружба. Это - страсть. Это - благодарность...
- И это их ты приносишь каждый раз?
- Эти сокровища не вечны, но нужда в них постоянна. Без них в нашей Вечности не будет жизни...
tikser: (Default)
Мага негодовал. Только что его самым хамским образом оскорбили, а вместе с ним и всех уважаемых гостей, собравшихся на его роскошную виллу поесть шашлыка по случаю приближающегося праздника Рамадан. Какой-то воздушный хулиган окатил их сверху водой, затушив мангал и испортив праздник. Это было пренебрежение, неприличное и недопустимое! Кипя от возмущения, он ворвался в администрацию поселка - он, конечно, знал нужные телефоны, но личные мобильники не отвечали, а по стационарному девочка-секретарь сообщила, что все на экстренном совещании. Поэтому Мага велел прислуге поставить запасной мангал на живописной полянке у трехметрового кирпичного забора, как смог, успокоил гостей, предложил им барашка на выбор для нового шашлыка и отправился улаживать вопрос лично.

Глава администрации сидел в опустевшем конференц-зале и делал какие-то пометки в ежедневнике. Судя по спертому воздуху, совещание закончилось только что. Глава потел, промакивая лысину большим клетчатым платком, но не шел в кондиционированный кабинет, стремясь поскорее разделаться с рутиной и вообще слинять домой пораньше.
Дальше )
tikser: (Usual)
Многочисленным холиварам1 в этих ваших интернетах и в реальности посвящается.


Председатель энергично потряс попавшимся под руку буддийским колокольчиком:
- Господа! Прошу тишины!

Участники мало-помалу смолкли.

Дальше )
tikser: (Default)
Лейтенант Соколов.

- Дедун! Дедун!
Дедун не откликался. Дело понятное - война, сплошь и рядом вдруг перестают откликаться те, с кем только что делил окоп. Однако чутьё уверенно говорило мне, что Дедун жив.
Вдруг Петро зорким взглядом хозяйственного хохла углядел что-то в темном, замусоренном углу:
- Лейтенант, ты ля, от же ж эсэсивске шайзе! Такого собаку стрилялы! 1
Я подошел. На пропитанных кровью тряпках лежал, тяжело дыша, довольно крупный зверь. Действительно раненый. Одно было непонятно - откуда он взялся в развалинах посреди небольшого, но все-таки города, последние заметные леса вокруг которого свели больше века назад.
- Нет, Петро, это не собака. Это волк.
- Вовк? Якийсь вин не такий, як наши. Чи то може нимецький вольф?2 - Петро смешно гордился своими познаниями в том, о чем имел даже самое смутное представление. А свои уникальные способности следопыта недооценивал, воспринимая как должное.
Я присмотрелся.
- Да, по-немецки это вольф. Или точнее - вервольф.
Дальше )
tikser: (Default)
- Херр полицай! Нихт шиссен, коммунистов, евреев и партизан в машине нет, зато есть яйки, млеко, курка, угощайтесь, битте! Нет, я не пьян, у нас это запрещено распорядком! Нет, что вы, я не сбежал из концлагеря, а худой и усталый потому, что работы много. Нет, я не гастарбайтер, вот мой аусвайс, просто я здесь каждый день езжу, нах арбайтен и нах хаус цурюк!
Кем работаю? Да кем-кем... Штандартенфюрером, в гестапо... Оборотней в погонах ловлю, не слышали про таких?
Что там у вас за пятно расплывается на штанах, херр полицай? Нарушаем? Кто приказал? Смирно стоять! На кого работаешь, швайне? На восточный фронт захотел?

Окинув брезгливым взглядом коленопреклоненную фигуру полицейского, бормочущего неразборчивые оправдания, полковник ФСБ Максим Максимович Исаев отъехал от поста ГАИ.
Он ехал в Москву, работать..
tikser: (Default)
Лето выдалось совершенно замечательное. Обильные снега, растаяв по весне, щедро напоили землю, и в рост пошли, кажется, даже плетеные изгороди.
Дороги тем не менее высохли быстро и ходить по ним босиком было чрезвычайно приятно. Многочисленные шмели и пчелы деловито сновали от цветка к цветку и казалось, что гудел сам воздух, густой от пряных запахов.
Изредка ветерок, дующий со стороны Тошнилино, приносил неповторимый аромат свинокуренной фермы, но, правду сказать, настолько слабый, что трудно было определить, разводят там действительно свинокур или, скажем, козогусей, а потому не сильно отвлекающий от блаженного ничегонеделания.
Однако сегодня это приятное занятие должно было закончиться с заходом солнца. Дело в том, что в здешнем лесу раз в год в ночь на Ивана Копалу цветет наноротник.
Я сидел на крылечке, глядя на догорающий закат, и мысли мои текли легко и плавно где-то далеко от моей головы. Предстоящее дело здесь, вдали от города, выглядело хоть и непростым, но вполне естественным и даже почти обыденным.
Вдруг морковная грядка словно пошевелилась. Я уставился на неё, благо для этого не пришлось даже поворачиваться. Грядка явно двигалась в мою сторону.
Из-за горизонта отсвечивали последние лучи солнца, мне пора было отправляться, но я продолжал сидеть, пытаясь рассмотреть причину этого шевеления.
Причиной оказался бурый хомяк, только ростом с кролика и с когтями, словно отнятыми у медведя. Зверек шустро дополз до начала грядки и сел столбиком в сажени от меня, сложив передние лапы на упитанном пушистом животе. Какое-то время мы с любопытством разглядывали друг друга, а потом, не придумав ничего лучше, я задал глупейший вопрос:
Дальше )
tikser: (Default)
Экстраполяция


Генерал Гусев, он же Стрелец Свода, вызвал полковника Черного в два часа ночи и без долгих предисловий хмуро сообщил:
- Дело сверхсрочное, особой важности. Похищена партия гипнотелепаторов "жираф".
Полковник не впал в панику, а как и положено профессионалу, задал вопрос по существу:
- Как хоть они выглядят?
- Штатно они представляют собой имитацию "люгера" с оптическим прицелом или пистолета Макарова. Но сама схема там маленькая, поместится в корпус сотового телефона или портативного медиаплеера. Провод наушников при этом работает как антенна. Вы представляете себе, что будет, если до телепаторов доберутся конкуренты?
- Вы имеете в виду Ламерику?
- Я имею в виду "Стопкретин"! Надо решать проблему быстро, чисто и с гарантированным результатом. У вас есть на примете подходящие кадры?
- Есть один "зубр" из личного резерва генерала Сякого, но специалистов такого класса нельзя заставить - только заинтересовать.
- Я провентилирую этот вопрос с Джинном. В его распоряжении есть ресурсы, превосходящие наше разумение.
- Мне подготовить досье на кандидата?
Генерал кивнул, углубляясь в бумаги, и полковник поспешил покинуть кабинет.

Белка невозврата


Известный писатель Васисуалий Васисуальевич Головочленов, хмурясь, перечитывал письмо, пришедшее утром на его электронный адрес.
В письме было сказано:
"Ваша деятельность наносит вред умственно-психическому здоровью общества. Прекратите попытки занятия литературой, иначе будете оптимизированы." И вместо подписи - эмблема: скрещенные клистир и градусник.
Он уже слышал об этой организации, но письмо такое получал впервые. Он задумчиво просмотрел свойства письма - конечно, отправлено с подставного ящика, зарегистрированного за минуту до этого клиентом анонимного прокси-сервера.
В раздражении стер письмо и, выключив компьютер, поехал на встречу с издателем по поводу нового тома серии "сморщ-2".
Вечером, вдохновленный этой встречей, а особенно размером обещанного гонорара, прогуливаясь по парку в строгинской пойме, он обдумывал наиболее финансово выгодные сцены будущей книги.
Неясная тень метнулась за кустами и чуткий мозг писателя насторожился. Потом на мгновение возникло ощущение легкой тошноты, а когда оно схлынуло, в голове осталась одна-единственная, зато умильно-успокоительная мысль: "это же белочка!"
Васисуалию Васисуальевичу стало тепло и спокойно, и он уже точно знал, о чем будет его новая книга.
О белочках.
Стопкретин работал чисто.
tikser: (Default)
Точка облома


Совещание длилось четвертый час. Начальник департамента среднего образования Исидор Кириллович Пургенко обвел гневным взглядом своих подчиненных, как он их про себя называл, "теток" и продолжил пламенную речь:

- ... И в то время, как мы внедряем новых, прогрессивных форм, методов и предметов, против нас производится, не побоюсь этого слова, война! Не выделяются целевые средства на закупку новейших систем типа "уиндоус илэвэн" или "некрософт офис", тем самым заставляя нас, учителей, учиться работе с каким-то линуксом, тем самым низводя нас до положения бесправных школяров! Нас, работников системы образования! Меня, как одного из соавторов проектов по внедрению в школах уроков регионоведения, религиозного воспитания и портфолио ученика, автора 24 форм еженедельной отчетности учителя, вынуждают сесть за парту! И это при том, что нагрузка на учеников год от года только растет! И, главное, кто это делает! - он чуть не сорвался на визг, сделал паузу, несколько раз шумно вздохнул. Потом интеллигентно промакнул лоб носовым платком. Две самые молодые сотрудницы переглянулись и синхронно опустили лица: как раз перед этим совещанием они обсуждали надежнейшую сплетню - их начальник, по утверждению его бывшей жены, специально выщипывал волосы, делая свой лоб высоким, как он говорил, "ленинским", чтобы казаться солиднее и весомее.

С их же точки зрения он становился скорее похож на группенфюрера Мюллера из "17 мгновений весны".

Остальные сотрудницы впали в привычное бездумное оцепенение, одна только начальница отдела базовых знаний с пулеметной скоростью записывала каждое руководящее слово. Потом Трофимна, как ее без особого пиетета звали коллеги, будет использовать записанное на совещаниях в своем отделе, дословно пересказывая свой конспект, лишь иногда позволяя себе правильно связать падежи, чего не утруждался делать ее начальник.

- Да, так вот, кто это делает!- несколько успокоившись продолжал группенфюрер,- Маленькое отступление. Мой адрес и-мэйл, фамилия@минобр.ру, известен только здесь присутствующих. Однако сегодня мне на него пришло письмо, я зачитаю: "Ваша деятельность наносит вред умственно-психическому здоровью общества. Прекратите бессмысленные бесконечные реформы системы образования, иначе будете оптимизированы." И как вы думаете, кто подписал это письмо? Ирина Григорьевна, Светлана Анатольевна, помолчите, когда я вас спрашиваю! А подписало его так называемое "Училище"! Так вот, я этих шуток так не оставлю! Учить они меня! Я этих шутников...- пухлые руки Исидора Кирилловича сделали непроизвольное движение, как будто выжимая постиранное, - Я не позволю вносить дестабилизацию в процесс! Реформы будут продолжаться со всех моих пламенных... запалом!

Он перевел дух, посмотрел на часы и сказал:
- Так. Продолжим после перерыва.

В лифт он вошел первым. Коллеги, зная трепетное отношение руководителя к личному пространству и потакая его чувству собственной важности, остались на площадке или пошли в столовую пешком. Этажом ниже, к неудовольствию Исидора Кирилловича лифт остановился, впуская незнакомого молодого человека. Чиновное раздражение усиливал его костюм цвета "серебристый металлик", в точности как новенькая "ауди" начальника департамента. Из-под костюма у юноши выглядывала кричащей расцветки рубашка, воротник которой был небрежно перехвачен ярко-красным, нестерпимо узким галстуком.

Исидор Кириллович нахмурился. Его начальственное эго кипело от возмущения. Наглый юнец мало что вошел в занятый лифт, так еще и одет как клоун! Градус кипения еще больше повысился, когда парень, заметив недовольный взгляд, вынул из уха наушник и с обезоруживающей улыбкой плавным грациозным движением протянул его Исидору Кирилловичу:

- Вам не слышно? Простите! Слушайте, пожалуйста!

Начдеп, сам себе удивляясь, взял наушник и приложил к уху. Музыка была настолько тошнотворная, что Исидора Кирилловича на миг даже замутило. Он встряхнул головой, не заметив, что наушник выпал, и вышел в услужливо распахнувшиеся двери лифта.

Он не видел, как враз посерьезневший "меломан" на лету подхватил выпавший наушник и проводил его долгим взглядом до двери с мужским силуэтом.

Собравшись после перерыва, "тетки" недоуменно переглядывались: начальник был уже на месте, и выглядел непривычно спокойным, отдохнувшим, и даже помолодевшим. Вежливо пригласив коллег за стол, он сообщил:

- Учебный год уже начался, а мы тут всё заседаем без малейшего результата. Значит, так... Записывайте. Первое: отменить все ранее назначенные формы учительской отчетности. Оставить только три - классный журнал, дневники учащихся и служебные записки для экстренных случаев. Второе: в недельный срок разработать несколько вариантов форм необязательной отчётности - на выбор, для тех учителей, которые не могут удержать в голове информацию о развитии своих подопечных. Третье: отменить в начальных классах все предметы, появившиеся в программе после 1989 года. Александра Трофимовна, это ваша область, вы лучше меня знаете, какие навыки нужно развить у детей в первую очередь. Не знаете? Почитайте программу, по которой сами учились. Чтение, письмо, изложение, счет, наблюдательность и азы логического мышления.
Сегодня к четырём часам подготовьте мне проект приказа. Я его вычитаю и завтра утром чтобы он уже поступил в школы. А после этого я буду принимать ваши обоснованные предложения по приведению программы начальных классов в разумный вид.
- Но, Исидор Кириллович...- растерянно начала Трофимна,- я не знаю... Руководящие документы... Вы же сами...
- А вы активнее думайте своей головой - это не только подставка для органов слуха. Пусть на прогулке дети соберут кленовые листья, шишки, жёлуди, что там ещё растет. На следующем уроке природоведения составят описание этих листьев, чтобы чётко увидеть, чем клён отличается, скажем, от крапивы. На рисовании пусть нарисуют, что собрали, на математике - сосчитают, на пении - споют песенку про ёлочку, про берёзку там, про рябинку... Они же дети! Они и так хотят всё знать! Им надо давать знания в игровой форме, а не отбивать желание учиться муштрой и отчётностью! А на Вас, Александра Трофимовна, возлагается обязанность проконтролировать, чтобы ни одной лишней бумажки после данного приказа не плодилось. Всё ясно? Все свободны.

Оптимизация в очередной раз прошла успешно.
tikser: (Default)

[livejournal.com profile] ann_duglas с благодарностью за то,
что сподвигла меня на то, что...


"Он живет в одном мире, а во сне видит другой." - типа, эпиграф из фильмы.



Вектор предупреждения

- Юлиан Семеныч, а ты останься.
Подполковник Исаев по прозвищу Штирлиц, посторонился, пропуская к выходу коллег, бросавших на него сочувствующие взгляды. На сегодняшнем совещании им всем досталось на орехи - за неоперативность, формализм и перегибы в работе - и никто не хотел получать дополнительную дозу.
Однако дозы не последовало.
Начальник следственного управления генерал Сякой пригласил Исаева сесть, достал из тумбочки чайник и две чашки и спросил:
- Какие новости?
- "Стопкретин" сделал очередной ход,- ответил Штирлиц, протягивая Сякому сложенный листок бумаги.
"Стопкретин" или "Училище", как его называли за глаза, объявил своей целью борьбу с оглуплением народных масс.
Разветвленная и хорошо законспирированная организация наносила молниеносные и действенные удары по идиотизму во всех его проявлениях, неизменно сообщая в средствах массовой информации о причинах и результатах своих акций. Эффективность их была настолько велика, что люди очень быстро прониклись к тайному обществу заслуженной симпатией, а бюрократы всех мастей заволновались, чувствуя запах жареного.
- "Ваша деятельность наносит вред умственно-психическому здоровью общества. Прекратите засорять теле- и радиоэфир непотребными песнями и передачами, иначе будете оптимизированы.",- прочитал вслух генерал и хмыкнул, разглядев рисунок на печати,- кому пришло?
- Глистовскому, продюсеру.
- И что он продюсирует?
- Популярнейшие группы: "Та-той", "Дай-дай", "Техноложество", и, прошу прощения, "Менструация".
Генерал вторично хмыкнул, поднимая закипевший чайник, налил полные чашки и спросил:
- Как группы-то? Хорошие?
Четырнадцатилетняя дочь Исаева с утра до вечера слушала эту муть, поэтому он невольно был в курсе последних веяний шоу-бизнеса. При мысли об этом он поморщился, и генерал, знавший его без малого двадцать лет, легко угадал причину.
- Ладно уж, напой, а то я тут совсем от жизни отстал,- попросил Сякой, пряча улыбку.
- Ну, например:
А у нее меховые сапожки,
Она шагает легко и упрямо,
А у нее очень стройные ножки
И у нее очень строгая мама.

- Убого, но ненаказуемо,- усмехнулся генерал,- А ещё?
У Исаева был приятный баритон, несколько сгладивший впечатление. Но в этот раз эффект был неожиданным:
- Приближается ночь, и ты тоже не прочь стать рачком, стать рачком!
Ручка чашки хрустнула в мощных пальцах и генерал невнятно выругался.
- Иваныч, ты чего? Сам же просил!
Генерал беззвучно продолжил монолог, потом резко выдохнул сквозь зубы и сказал, посмеиваясь:
- Хорошо хоть, штаны запасные в шкафу есть. Да, на месте "Стопкретина" я бы этого Глистовского того... Отоптимизировал бы по самые... Есть ещё что?
- Аналогичные послания получили и другие деятели культуры, образования, науки и церкви. В их числе академики Ветрик, Перник и Гинзберг, певцы Прилип Повторов, Кристина Отпевайте и Морис Гомосеев, режиссер Микита Нюхалков, глава синодальной комиссии по чистоте веры нутрополит Мефодий и чиновники различных министерств.
- Хорошая компания... Короче, Семёныч, пока не мешай им. Они делают за нас грязную работу, за которую мы должны быть им благодарны - у нас-то руки связаны. Начальство, конечно, давит, так что собирай информацию. Ну а рапорта о победах над "Стопкретином" мы с тобой напишем - чай, не впервой.

tikser: (Default)
Жил-был один мальчик - Вова Волков. Он совсем недавно пошел в школу, в первый класс, и считал себя очень умным - его же взяли в школу! И теперь он знает буквы и умеет читать и писать. Поэтому Вова думал, что можно не слушаться маму - мама ведь не учится в школе.
Как-то раз пришла она с работы и спрашивает сына:
- Ты уроки сделал?
- А нам ничего не задали!- ответил он противным голосом.
- Неужели?- спросила мама, - а ваша учительница, Варвара Витальевна, сказала, что вам задали писать букву "В".
Мальчик продолжал баловаться:
- Не задали!- сказал он тем же голосом,- И вообще нет никакой буквы "В"! Она лишняя!
Вова подумал, что он самый хитрый, и всех обманул. Ну раз буквы нет, значит и уроки делать не надо.
Мама посмотрела на него, а потом сказала:
- Ну нет, так нет,- щёлкнула пальцами и ушла на кухню.
Мальчик посмотрел на одну тетрадку, на другую - красота! Заданий нету, можно играть!
Поиграл конструктором, потом раскидал по полу мозаику, потом достал сестрёнкиных кукол, а потом захотел есть.
Он пошел к маме на кухню и сказал:
- Мама! Есть хочу!
- Что же ты хочешь?- спросила мама.
- А я хочу!.. А я хочу!... - задумался, а потом радостно сообщил:
- Инегрет!
Ему показалось, что что-то не так, но он не смог сразу сказать, что именно. А потом мама изумлённо переспросила:
- Инегрет? А что это? Я такое делать не умею! Что туда класть-то?
- Ты делала, делала! - сказал мальчик, - Класть арёную картошку, моркоку и сёклу.
- Картошку поняла,- сказала мама,- а сёклу я не знаю...
- Ну сёклу, сёклу!- кричал мальчик.
- Хмм... И моркоку... Ладно, попробуем.
Мама налила кастрюлю и кинула туда картошку. Мальчик решил, что дело сделано, и убежал играть.
А когда мама сказала, что пора идти есть, помыл руки, пришёл и застыл, с подозрением глядя на тарелку.
- Мама, что это?!
- Инегрет.
- А-а-а... А это что?- он указал на что-то странное и, похоже, несъедобное.
- Это сёкла.
- А-а-а... это?
- Моркока!
И только картошку мальчик узнал сам.
Помучился он, помучился, а потом мрачно сказал:
- Не буду я есть!
- Почему?
- Уроки делать буду.
- Какие уроки? Тебе же не задали?
- Задали,- нехотя признался сын. Мама щёлкнула пальцами:
- Ну что, понял?
- Понял.
- Что же ты понял?
Вова задумался, а потом радостно воскликнул:
- Что есть такая буква! И что лишних букв не бывает!

Оникс

Oct. 29th, 2010 02:12 pm
tikser: (Default)

Если ты слышишь, как снаряд поет, значит, это не по твою душу.
Свою мину он не услышал. Его оглушило, ожгло роем горячих осколков и, приподняв, приложило обо что-то твердое. Сначала было больно, очень больно, и из всех чувств осталось только желание, чтобы эта мука хоть когда-нибудь прекратилась - любым способом.
Потом он с удивлением обнаружил, что боль словно растворилась в окружающем его сером тумане. Здесь не было ничего - ни света, ни тьмы, ни времени, ни звука, ни движения. Зато оказалось, что местами туман словно уплотняется, свиваясь в нити. Приглядевшись, он заметил, что весь окутан этими нитями. Осторожно потянул за одну - она натянулась, зазвенела.
Это же Коля, брат, понял он. Жив Коля, здоров. Это хорошо. А это нить старшего брата, Алексея - с ним тоже все в порядке. Сестры... Родители... Нормально. А это Маша, самая старшая сестра. Не звенит ниточка - и это понятно. Маша давно умерла, ему пяти лет не было. Он и помнит-то ее смутно - только что обожала с ним нянчиться. Она уже большая была, на выданье, да вот не сложилось.
Дед. Тоже. Молчаливый неулыбчивый литовец, несмотря на свою строгость любивший детей. Если кто-то лез в общую посуду вне очереди, дед неторопливо облизывал свою ложку и не говоря худого слова отвешивал ею нарушителю по лбу, звонко, но беззлобно. Ложка у деда была большая, деревянная, собственноручно выточенная. Он вообще много чего вырезал из дерева - ложки, игрушки для малышни...
А кстати, почему эти ниточки не порвалась еще? Ведь столько лет прошло! А что если проследить, куда они ведут? Он ощупью двинулся вдоль дедовой нити, успел изрядно устать и почти совсем отчаяться, когда из окружающего тумана соткалась бесформенная фигура, словно закутанная в маскхалат.
Фигура повернулась. Лица было не разглядеть, но голос звучал вполне отчетливо:
- Ты меня искал и нашел. Значит, пришел твой черед. Пойдем, Оникс.
Он удивился: этим именем называл его только дед.

- Кто ты?- спросил он, уже зная ответ, но надеясь, что ошибается.
- Тебе не удастся выиграть время,- равнодушно сказала фигура.
- Выиграть? А мы разве играем?- он старался говорить вопросами, чтобы за интонацией не было слышно, если голос вдруг дрогнет.
Фигура хмыкнула.
- Вся жизнь - игра, и вот свисток финальный...- явно процитировала она, и его потянуло прочь из обжитой сети нитей. Он вдруг понял, что на другом конце каждой натянувшейся нити его помнят, любят и будут очень огорчены, если... Эта мысль подстегнула его, он схватился за что смог и уперся изо всех сил.
Фигура изумленно обернулась, оценила обстановку и дернула за невидимый поводок посильнее. Он удержался.
- В чем дело?- фигура излучала изумление.
- Не люблю футбол.
- Все так говорят,- рассеянно пробормотала фигура. Ей что-то не давало покоя, и он тут же этим воспользовался и перехватился поудобнее (командирская нить; хороший мужик был, погиб осенью, аккурат накануне дня своего рождения). Новый рывок был сильнее, но цели вновь не достиг.
Фигура застыла, словно задумавшись.
- А почему не пойдешь-то? Никто не хочет, а вот с вескими причинами почти у всех туго...
Он мысленно подобрался, как-то сразу поняв, что ни одну из важных для всех причин фигура веской не сочтет.
- А на кой я тебе?
- Положено,- буркнула фигура,- так почему?
По командирской нити, словно что-то подсказывая, пробежала искра, и прежде, чем нить снова обмякла, он поднял на фигуру дерзкий взгляд и пересохшими губами ответил:
- Приказа не было!
Туманная Фигура вдруг понеслась куда-то прочь, но он успел еще различить недоумение, сквозившее в ее позе.
Удар, боль.
- ...Зажим! Зашиваем. Стонет - значит, будет жить,- голос молодой, незнакомый, но приятный.
- А остальные осколки?
- На память оставим. Он и так потерял слишком много крови. Они мелкие, либо сами выйдут, либо осумкуются. Ну все, капитан, выздоравливай!
- Есть!- ответил он слабым, охрипшим голосом, от такого усилия снова нырнув в странный полусон-полуявь, нашел взглядом почти растаявшую в туманной дали фигуру и чуть слышно, торжествующе прошептал:
- А вот это - приказ!

tikser: (Default)

- На кого ты поставил? - невинно поинтересовался Сатаниэль.
- Не скажу, - буркнул Саваоф и подозрительно покосился на собеседника, - не мешай. Занят я.
И снова устремил взгляд туда, куда со всех сторон слетались ангелы и демоны, исчезая в аннигиляционных вспышках, выгрызавших новые куски из изрядно съежившегося мира.
- Знатный десматч получился,- снова подал голос Сатана. Саваоф метнул на него красноречивый взгляд, но промолчал.
- И мир хороший был, годный...
- Слушай, чего ты добиваешься? Я все равно со счета не собьюсь.
- Да ради тебя, на кой я оно мне надо? Так, ностальгия...
- Что-то раньше я за тобой такого не замечал. Совесть, что ли, проснулась?
- Откуда у меня совесть? - ухмыльнулся нечистый, - я ж твое...
- Погоди. Кажется, все.
Последняя вспышка - и мир исчез.
- Ну и чья взяла? - ехидно спросил Сатаниэль.
- Ничья. Странно, мне казалось, что моих больше...
- Хе-хе! Когда кажется, креститься надо!
- Что?
- Ничего, ничего, просто от них было больше этого, как его... Блеска, во.
- Похоже, ты что-то знаешь.
- Кто я такой, чтобы что-то знать? Всего лишь твое отражение в зеркале кривой реальности...
Саваоф потянулся за возникшей поблизости молнией.
- Шучу-шучу! Я - темная сторона твоей силы.
- Так-то лучше. Таки шо ты хотел сказать за ничью?
- Что их не могло не быть поровну!
- Почему?
- Я ж говорю - отражение! Черное и белое, добро и зло, электрон и позитрон, ты и я... Баланс, понимаешь?
- Какой баланс? Ты всего лишь мое создание, версия первая, неудачная!
- Ага, а эти все что, удачные были? - Сатаниэль кивком указал туда, где только что был мир. Господь скривился:
- Ну в чем-то и поудачнее тебя...
- Ага, а особенно удачной была мысль сделать их смертными!
- Думаешь, ты бессмертен?
- Думаешь, всемогущий ты сможешь уничтожить половину бессмертного себя?
- Почему это половину?
- А кто тут у нас есть все сущее? Альфа, тыскыть, и омега? А сущего-то всего - ты да я!
- Ну, у нас ведь есть только один способ это проверить? Точнее, у меня...
Господь щелкнул пальцами и Сатаниэль исчез. Саваоф прислушался.
- Так, аз есмь. Надо же, поганец, заставил усомниться. Хотя я ведь только что уничтожил часть себя. Это что ж получается - то что есть, это уже не прежний я? То есть нечистый был где-то прав и меня больше нет?
Это была его последняя мысль.

Тренд

Sep. 23rd, 2010 12:06 pm
tikser: (Default)
Разговор по служебному телефону шел уже третий час.
- ... Ой, Мунечка, чуть не забыла, зачем тебе набрала! Как твой Толик?
- Слушай, он таки порешал этот вопрос и сделал себе промоушн! Реально озвучил эйчару свои скиллы и получил конкретный фидбэк! Раньше был менеджером по приёму и размещению товаров, а теперь стал менеджером по ночной безопасности офиса! А у тебя как?
- Да, наверное, проапгрейжу я локейшн.
- А чо так? Имидж неформатный или с фэн-шуем траблы?
- На самом деле всё вроде чики-пуки - корпоративы, тимбилдинги, карьерный рост - но пролонгировать не буду. Бизнес-процессы здесь организованы уж очень неоптимально. У нашего бизнес-партнера сотруднику на этой позиции делегированы более широкие полномочия. Компенсационный пакет такой же, ответственности, правда, больше, и адженда намного плотнее, но зато возможности креативной самореализации гораздо выше. А здесь я, менеджер по печати, каждый проект должна согласовывать с менеджером по расстановке страниц в документе...
tikser: (Default)

     Воспользовавшись летним теплом, Лялякины жили на даче, в свободное от работы время доводя до ума разгромленную ремонтом квартиру. Однажды по дороге домой - а было это уже после одиннадцати вечера - Лялякина вручила мужу список срочных покупок. Он полчаса рыскал в поисках по круглосуточному караван-сараю и вконец от этого озверел. Вернувшись в машину, он ворчал, что пока он не покладая рук красит, клеит и шпаклюет, кое-кто посиживает себе в мягком кресле и придумывает, чего бы ещё купить. Жена пыталась его успокоить, мягко сообщив, что ей после приезда предстоит мыть, стирать и убирать, но Лялякин успокоительным речам не поддавался.
     - Что ж у нас все через ...? - гневно вопрошал он,- приедем после полуночи, да еще потом с уборкой этой... Опять в три спать ляжем? А в шесть на работу?
     Жена разделяла его печаль по поводу неправильного режима дня.
     - А что я могу поделать? Сей же час туда переместиться?
     - А хоть бы и так!- вспыльчиво кинул Лялякин. Жена задумалась, он отвернулся включить фары, и вдруг...
     - Папа, а куда мама делась?- подала голос некстати проснувшаяся дочка. Лялякин медленно повернулся. Сиденье рядом с ним пустовало. Рядом с дочкой - тоже. Лялякин протер глаза, потрогал рукой сиденье. Дочка изумленно вытаращила глазенки а потом повторила отцовский жест. Двери по-прежнему были заблокированы, и хлопка не было. В полном молчании двинулись дальше. Лялякин рулил как робот, где были всю дорогу его мысли, он и сам не мог сказать. Лишь сунув ключ в замочную скважину, он начал возвращаться к реальности - дверь была не заперта. Взяв за неимением лучшего наизготовку бутылку ессентуков, он тихонько прокрался внутрь и остолбенел: жена драила пол в кухне, за стенкой с воем и прыжками отжимала стиралка, а на столе стоял свежеприготовленный ужин.
     - Ты... Это... Как? - спросил обалдевший Лялякин.
     - Ну ты же велел переместиться? - вот я и тут. И правда быстрее получилось, ты у меня умница, вот только машинка еще не достирала, развесишь потом, а? - и она чмокнула его в щеку.

tikser: (Default)

Сатаниэль оторвался от подзорной трубы, направленной на землю и спросил:
- Слушай, я вот чего не пойму. Им всем воздастся по делам их, так?
- Так.
- А что будет с теми, кто ни хрена не делал?

Page generated Jul. 21st, 2017 04:48 am
Powered by Dreamwidth Studios